Previous Entry Share Next Entry
Возрождение РПЦ МП большевистскими темпами
g_edelstein
На кухонной двери в доме священника у нас в Карабанове написано: «Хочешь сделать мир немножко чище – не гнушайся покопаться в грязи».
Думаю, каждый человек, кому не безразличен завтрашний день нашей общей Матери-Церкви, должен выгравировать на своем письменном столе: «Хочешь знать и нести людям правду о твоей Церкви – не гнушайся разгребать кучи нечистот, лжи, клеветы, лжесвидетельств, именуемых «историей Русской Православной Церкви ХХ века».
Вот два-три примера истории и «истории».
Первый пример: Поместный Собор 1945 г.
Начиная с середины 1943 года И.В. Сталин напряженно размышлял о послевоенном разделении мира на сферы влияния. Русской Православной Церкви отводилась в его планах весьма существенная роль: иерархия должна была помочь Советскому Союзу прочно закрепиться на Балканах, в странах с преимущественно православным населением – Румынии, Болгарии, Югославии, Греции.
Январь 1945 г. Сталин давно уже назначил митрополита Алексия (Симанского) на должность Святейшего Патриарха Московского и всея Руси. Чтобы легализовать назначение достаточно было привезти в Москву три-четыре десятка архиереев и решить все вопросы в Обуховом (Чистом) переулке, д. 5, келейно за несколько часов: к январю 1945 г. в Московской Патриархии был 41 правящий архиерей.
«Выборы» по-советски, открытым голосованием, из одного кандидата. Единогласно, единодушно. Аксиос.
Но Сталин решил созвать не Архиерейский, а Поместный собор и, задумав превратить Москву в «православный Ватикан», пригласить на Собор глав всех автокефальных церквей.
На организацию грандиозного государственно-церковного шоу потребовалось несколько месяцев. Собор открылся 31 января 1945 г. На первом заседании было принято без обсуждения и поправок «Положение об управлении Русской Православной Церковью». Ответственным за разработку этого церковного документа был назначен полковник государственной безопасности К.А. Зайцев, заместитель Председателя Совета по делам РПЦ при СНК СССР.
На втором заседании, 2 февраля, митрополит Алексий был единогласно «избран» Патриархом.
«Собор готовился как государственное мероприятие. Организацией и подготовкой его решений занимался (январь-февраль 1945 г.) Совет по делам РПЦ во главе с Карповым. [Г.Г. Карпов (1897 – 1967 гг.) – Председатель Совета по делам РПЦ, полковник государственной безопасности]. Разработанный им план мероприятий и проекты соборных постановлений были предварительно одобрены Молотовым» (Б.А. Филиппов. Очерки по истории России. ХХ век. М., 2009. С. 426)
Вот как описывает избрание присутствовавший на Соборе А.В. Ведерников:
«Сила единодушия была потрясающей. В строгом порядке, начиная с младшего по хиротонии, один за другим поднимались преосвященные архипастыри Русской Церкви вместе с избранными от клира и мирян и в ясной форме своего волеизъявления провозглашали имя избранника на престол московских патриархов. В этом величественном акте избрания не оказалось ни одного отступления от общего единства церковной воли» (Патриарх Сергий и его духовное наследие. М., 1947. С. 326)
В 1964 г. Анатолий Васильевич рассказывал мне, что зелёная (патриаршая) мантия был сшита митрополиту Алексию за три недели до величественного акта избрания и Алексий ежедневно тщательно отрабатывал перед зеркалом самые ответственные речи, позы и жесты. Он же инструктировал Г. Карпова по вопросам церковного протокола на заседаниях.
О Соборе и избрании Патриарха был снят и широко демонстрировался кинофильм. Собор продемонстрировал перед международной общественностью единство православных церквей и реальность претензий Московской Патриархии на «водительство» всем православным миром.
Судя по всему, Сталину Собор понравился: в феврале 1945 года полковник Карпов получил орден Ленина, в июле того же года – звание генерал-майора.
Казалось бы, ни у кого не может быть никакого сомнения, что «Поместный Собор 1945 г.» – тривиальный спектакль большевистского агитпропа, сценарий которого был разработан в Кремле. Все кукловоды – с Лубянки. Но нынешний официальный историограф Московской Патриархии профессор-протоиерей Владислав Цыпин слово в слово повторяет коммунистический агитпроп полувековой давности в учебнике по истории РПЦ для православных духовных семинарий:
«Собор 1945 года далеко превзошёл Собор 1917-1918 годов по авторитетности и числу гостей от братских Православных Церквей.
После торжественного молебна Собор открыл его Председатель – Местоблюститель Патриаршего Престола митрополит Алексий. «По величию собрания и по составу собравшихся, - сказал он, - это поистине Вселенский Собор, ибо здесь, можно сказать, вся Православная Святая Соборная Апостольская Церковь. Но мы смиренно ограничиваем свои полномочия и будем обсуждать и решать дела лишь своей Русской Православной Церкви».
Главными задачами Собора Местоблюститель назвал утверждение «Положения об управлении Русской Православной Церковью» и избрание Патриарха.
Важнейшим деянием второго заседания Собора явилось избрание Патриарха. Архиереи, облачившись в мантии, один за другим, начиная от младшего по хиротонии, подавали от себя и от лица клириков и мирян своих епархий голос за кандидата на Патриарший Престол. Митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий единогласно был избран Патриархом Московским и всея Руси». (Протоиерей Владислав Цыпин. История Русской Православной Церкви 1917-1990. М., 1994. С. 135)
И ни малейшего замечания, ни одного слова критики в адрес комедийного позорища, облыжно именуемого Поместным собором. При Сталине – всё понятно, недоуменных вопросов нет ни у кого. Сила единодушия была потрясающей везде и всегда.
В те самые дни, когда в Москве заседал пышный Собор, когда делегаты Собора жили в лучших гостиницах, когда наши архиереи вкушали деликатесы, и, облачившись в мантии, суесловили, тысячи их собратьев священнослужителей хлебали баланду по тюрьмам и лагерям, а кое-кто шел на расстрел.
По данным Комиссии А.Н.Яковлева по реабилитации, в 1941 году было репрессировано 4000 священнослужителей, из них казнено 1900, в 1943 году общее число репрессированных православных священнослужителей превысило 1000 человек, из них было расстреляно 500. В 1944-1946 гг. количество смертных казней среди духовенства каждый год составляло более 100 человек.
У профессора В.Цыпина одновременно и неправда о Соборе 1945 г., и клевета на канонически безупречный Всероссийский Поместный Собор 1917-18 гг.
Архиепископ Ермоген писал в 1967 г.: «Нужно признать, что Собор 1945 гг., несмотря на свою парадность, был неглубок по своей канонической мысли. С точки зрения канонического права непонятно отношение Собора 1945 г. к Собору 1917-1918 гг. Ведь для того, чтобы открылась каноническая возможность к новому церковному законотворчеству, Собору 1945 г. необходимо было бы сперва отменить соответствующие определения Собора 1917-1918 гг. Отменило ли «Положение» 1945 г. канонические определения Собора 1917-1918 гг.? – Нам не известен такой акт. Но одно несомненно, что определения Собора 1917 – 1918 гг. находятся на более высоком каноническом уровне, чем принятое на Соборе 1945 г. «Положение».
Определения Собора 1917-1918 гг. ясно регламентируют канонический правопорядок в нашей Церкви в полном согласии с канонами Вселенских и всецерковного значения Поместных Соборов. «Положение» вносит неясность в такие основные вопросы церковной жизни, как сроки созывов очередных Соборов, как вопросы формирования Синода и Епископата; ничего не говорит о порядке выбора Патриарха. При изучении «Положения» ясно чувствуется, что его не вырабатывал Собор, а что оно было предложено уже в готовом виде Собору на утверждение. Между тем канонический порядок ведения дел на Соборе требует обязательного обсуждения подлежащих вопросов. Без надлежащего обсуждения вопросов Собор теряет свой смысл.
Приходится поражаться, с какой глубокой серьёзностью был разработан на Соборе 1917-1918 гг. порядок избрания Патриарха с целью обеспечить продуманность избрания и наилучшим образом гарантировать свободу волеизъявления Собора в этом первостепенной важности вопросе. Этот порядок избрания Патриарха бесспорно должен быть сохранен при выборе нового Патриарха и потому, что он гарантирует свободное и продуманное волеизъявление Собора, и потому, что ни Синод, ни Архиерейский Собор не имеют канонического права на изменение постановлений Поместного Собора». (Вестник РХД № 86. Сс. 74-77)
Ныне, в 2016 г., действующий Устав РПЦ МП не имеет ничего общего с определениями Поместного Собора 1917-18 гг. в разделах о Патриархе, Синоде, епархиальных архиереях, но чрезвычайно близок к «Положению», разработанному под руководством полковника НКГБ К.А. Зайцева и утверждённому тов. В.М. Молотовым. Это и понятно: принцип соборности, который Собор 1917 г. ставил во главу угла во всех своих деяниях, совершенно чужд нынешней РПЦ МП, враждебен ей.
«С приветствием от Советского правительства выступил Г.Г. Карпов: «Патриарха Московского и всея Руси Святейшего Алексия, единодушно и достойно избранного на соборе с участием всех архипастырей, пастырей и мирян, я, от имени Советского правительства, приветствую в этот торжественный и знаменательный для Церкви день. Православная Русская Церковь, вместе со своим Патриархом и Священным Синодом при нём, стоит на верном, ясном и прямом пути, по которому шёл вместе со своими пастырями и покойный Патриарх Сергий. Правительство и народ знают это и с глубоким сочувствием относятся ко всей деятельности Православной Русской Церкви». Когда Святейший Патриарх Алексий выразил ответную благодарность Правительству и И.В. Сталину, то Г.Г. Карпов и Патриарх троекратно облобызались». (Патриарх Сергий и его духовное наследство. М., 1947. С. 330)
Братское целование символизировало симфонию, двуединство советского государства и советской Церкви. Через 50 лет, в 1994 г., Патриарх Алексий II (Ридигер) заявил, что «Русская Православная Церковь торжествовала своё воскресение в 1945 году».
Такие курьёзные рассуждения о возрождении, воскресении, ренессансе встречаются почти у каждого историка. Желающие легко отыщут добрый десяток. Я твердо убежден, что рассуждения Его Святейшества - это глумление над историей нашей Церкви.
Вот изнанка возрождения сразу после «потрясающего единодушия, возгласов «Аксиос» и троекратного братского лобызания. «Согласно свидетельству историка И. Андреева, после интронизации Патриарха Алексия в феврале 1945 года духовенство, находящееся в лагерях, прошло специальную «перерегистрацию», во время которой спрашивали: признают ли заключённые нового Патриарха. Признавшие нередко досрочно освобождались и назначались на приходы. Данный факт частично подтверждается документами архивов госбезопасности. В 1944-1945 гг. в лагерях была сфабрикована целая серия дел о контрреволюционных церковных организациях, по которым многие священнослужители приговаривались к увеличению срока наказания или расстрелу». (М.В.Шкаровский. «Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущёве» М., 1999. С. 251).
Возрождение без покаяния – абсурд. Возрождение под сталинским или гитлеровским сапогом – две равновеликие бессмыслицы. Напомню – это именно тот февраль 1945 года, когда, по словам Святейшего патриарха Алексия II (Ридигера), «воскресла наша церковь», когда зарубежные гости Собора получали неимоверно дорогие подарки, когда Его Святейшество Алексий I лобызался с полковником НКГБ, когда Г.Г.Карпов получил орден Ленина за безупречную организацию Поместного Собора РПЦ МП.
Витрина и закулисная реальность жизни и возрождения церкви при любом тоталитарном режиме, коммунистическом или национал-социалистическом, во веки неизменна во времени и в пространстве.
Второй пример. Ещё один «Собор», ещё одна КГБ-шная затейка, где офицеры «компетентных органов» трудились в союзе с руководством Московской Патриархии: разгром Греко-католической Церкви на Украине. История и «история».
В начале 1945 г. И.В. Сталин окончательно принял решение всеми силами бороться с Ватиканом и превратить Москву в «православный Ватикан». Именно с этой целью на Поместный собор РПЦ МП были приглашены главы всех автокефальных Церквей. По линии Народного Комиссариата иностранных дел были собраны сведения о них и о всех сопровождавших их лицах. Списки приглашённых на Собор были согласованы с руководством Московской Патриархии.
«Руководители всех церковных делегаций, но особенно восточные патриархи, были награждены беспрецедентно дорогими подарками. Им были преподнесены ценные предметы из запасников государственных музеев: панагии, кресты, книги, иконы, облачения». (Б.А. Филиппов. Очерки. Сс. 426-427)
Щедрость И.В. Сталина за счёт национального достояния России не понятна вне контекста его амбициозных планов послевоенного передела мира и превращения СССР в мировую державу.
План тотального разгрома и уничтожения Греко-Католической Церкви был разработан по шаблону испытанного чекистами в начале 20-х годов обновленческого плана разгрома «тихоновской» Православной Российской Греко-Кафолической Церкви.
Под шум и грохот агитпропа о Папе и всей Римской курии как «известных поборниках фашизма и мировой реакции», а униатов – как «агентов Ватикана», религиоведы в штатском создали «инициативную группу» из трёх представителей «прогрессивного духовенства». Группа направила в Совнарком (!) Украины соответствующие документы. Их подписали священники Гавриил Костельник (председатель), Михаил Мельник, Антоний Пельвецкий.
Первый Секретарь ЦК Компартии Украины Н.С. Хрущёв писал:
«ЦК ВКП(б)
товарищу Сталину И.В.
Будучи в Москве, я Вас информировал о проведённой работе по разложению униатской церкви и переходу униатского духовенства в православную церковь. В результате проведённой работы из числа униатского духовенства образовалась «инициативная группа». Эта группа прислала в адрес Совнаркома УССР следующие документы:
1. Письмо в Совет Народных Комиссаров о положении греко-католической церкви в Западной Украине.
2. Письмо «инициативной группы» ко всему духовенству греко-католическаой церкви. Этот документ они разошлют духовенству после того, как мы разрешим существование «инициативной группы». При вручении документов работнику НКВД, который назвался референтом по делам вероисповеданий при СНК УСССР – Даниленко, они просили, при положительном решении вопроса «Письмо в Совет Н.К. не публиковать, пока они второй документ не разошлют всему духовенству по епархиям.
<…>
Прошу Ваших указаний.
Если будут у Вас какие-либо замечания по тексту униатских документов, мы сумеем через нашего представителя эти замечания внести.
Относительно нашего ответа «инициативной группе», как Вы посоветуете, послать его за моей подписью или же за подписью уполномоченного по делам русской православной церкви при СНК УССР». (Цитируется по: М.В. Шкаровский Русская православная церковь и Советское государство в 1943-1964 годах. СПб., 1995. Сс. 117-118)
Письмо датируется 14 июня.
В марте следующего, 1946, года во Львове номинально «инициативной группой», практически – НКГБ был созван Собор. Это было даже более наглое и антиканоничное сборище, чем все обновленческие лжесоборы начала 20-х годов: там были хоть какие-то православные епископы, а здесь – ни единого униатского: чекисты посадили всех.
«Четыре последующих десятилетия, вплоть до 1990 г., Греко-католическая церковь была вне закона. Её храмы, монастыри, церковные строения были переданы в основном Русской Православной церкви. Сорок восемь монастырей были закрыты, а их строения и территория использовались государством под различные нужды. 230 храмов, общины которых отказались «воссоединяться» с православной церковью, были сняты с регистрации, закрыты и переданы в пользование различных государственных структур. Примерно 600 священников и монахов, которые отказались перейти в православие, были сняты с регистрации в качестве служителей культа и выдворены из монастырей. Более половины из них были привлечены к судебной ответственности по обвинению в антиправительственной деятельности. К 1949 г. УГКЦ прекратила своё легальное существование на всей территории СССР.
«Соучастие» представителей Московской Патриархии в реализации планов Сталина имело далеко идущие и отрицательные для Церкви последствия. Был насильственно ускорен, а на самом деле прерван начавшийся процесс добровольного возвращения священнослужителей и верующих Греко-католической Церкви в лоно Русской Православной Церкви». (Б.А. Филиппов. Очерки. С. 454)
Казалось бы, Львовский Собор – постыднейшая для любого человека страница истории РПЦ МП. Но только не для официального историографа, протоиерея В. Цыпина, и не для высшего руководства Московской Патриархии.
Профессор В.Цыпин пишет:
«Важнейшим событием церковной жизни 1946 года явился Львовский Собор. Во время Великой Отечественной войны часть униатского духовенства скомпрометировала себя сотрудничеством с оккупационным режимом. Греко-католическая иерархия была связана с сепаратистским оуновским движением, которое возглавил Степан Бендера. В результате многие священнослужители-униаты, в том числе и епископы, подверглись репрессиям. Часть униатского духовенства была репрессирована за действительную связь с сепаратистским оуновским движением, многие пострадали невинно.
По инициативе униатского священника Гавриила Костельника, в мае 1945 года во Львове образовалась инициативная группа униатского духовенства. Во главе группы стояли также священники Антоний Пельвецкий и Михаил Мельник. К марту 1946 года группа насчитывала уже 986 священников. Целью ее было упразднение унии и воссоединение греко-католиков с Православной Церковью. В канун Собора руководители инициативной группы воссоединились в Киеве с Матерью-Церковью». (Цыпин. История. С. 143-144).
Ни малейшего стыда, ни тени раскаяния за активное соучастие в разгроме христианской Церкви. Официальная инструкция требовала, чтобы «великие поборники православия», как величает Гавриила Костельника, Михаила Мельника и Антония Пельвецкого профессор В.Цыпин, занимались политическим сыском и доносили в «компетентные органы».
«По мере проведения учёта деканов, парафий и монастырей греко-католической церкви инициативная группа направляет Уполномоченному по делам русской праославной церкви при Совете Народных Комиссаров УССР списки всех деканов, парафий и настоятелей монастырей, которые отказываются подчиниться юрисдикции инициативной группы греко-католической церкви по воссоединению с православной церковью» (Цитируется по: М.В. Шкаровский, с. 119)
Униатские священнослужители и монахи, отказавшиеся менять свою веру по воле Кремля, на долгие годы попадали в тюрьмы и лагеря как «буржуазные националисты», «пособники бандеровцев», «наймиты Ватикана».
8 марта сего, 2016, года Львовскому «Собору» исполняется 70 лет. Как отметят наши церковные и государственные СМИ этот позорный юбилей? «“Кто его организовывал, тот пусть и празднует”, - ответил один из членов Св. Синода в 1986 г. на вопрос об его участии в праздновании юбилея Львовского собора 1946», пишет историк Б.А. Филиппов, но к сожалению не указывает ни имени иерарха, ни источник информации.
Не анекдот ли?
Церковь должна наконец обрести свободу, заговорить своим честным языком, которым она разучилась говорить за последние 90 лет. Не покаявшись, не отвергнув наш гнусный конкордат с государством воинствующих безбожников, не предав анафеме «церковные» документы всех десятилетий советской власти, начиная с Декларации 1927 года, не предав анафеме нечестивых авторов позорящих Церковь документов, мы и нынче продолжаем духовно пребывать в Совдепии.
Краснопоповское прошлое, словно осколок дьявольского зеркала в глазу, искажает наше видение и понимание всего сущего в этом мире, его прошлого, настоящего и будущего. Достаточно вспомнить недавние дебаты на центральном телевидении об имени России. Иерархи РПЦ МП сегодня почти слово в слово повторяют тексты сценариев вдохновенного певца большевистской империи П.А. Павленко «Александр Невский» и «Падение Берлина».

  • 1
синежопое пнастоящее, словно осколок дьявольского зеркала в глазу,молоюдец. иди помой рот. пишет тебе сын и внук греко-католиков( ради красного словца.с.. Головецько Старосамборский р-он.Львовская обл.)

Edited at 2016-03-09 08:41 am (UTC)

не предав анафеме «церковные» документы всех десятилетий советской власти, начиная с Декларации 1927 года, не предав анафеме нечестивых авторов позорящих Церковь документов,

Разве это возможно сделать, не поставив под сомнение каноничность РПЦ? Придется предать анафеме всех, кто рукополагал сегодняшних епископов, следовательно, прервется преемственность рукоположений. По сути, это создание новой церкви, равной по законности любой из протестантских церквей.
Государство проявит недовольно, монахи взбунтуются, у прихожан мозг взорвется.


  • 1
?

Log in

No account? Create an account