Previous Entry Share Next Entry
Возрождение РПЦ МП большевистскими темпами (часть 2)
g_edelstein
Третий пример – введение семинаристов в заблуждение с помощью арифметики.
«В послевоенные годы, – утверждает профессор В. Цыпин, – были открыты тысячи новых приходов во всех епархиях, в особегности в Белоруссии и на Украине. В1946 году Русская Православная Церковь имела 10544, а в 1949 году уже 14477 приходов» (В. Цыпин – «История», стр. 149).
За все годы советской власти храмы тысячами не открывали никогда, статистика общеизвестна. В 1941 – 1947 гг. в СССР были открыты 1270 храмов. Вот и все тысячи. Правда, цифры, которые сообщал в своей брошюре 70 лет назад генерал-майор Г.Г. Карпов, ещё менее достоверны, чем у профессора.
По сведениям Совета по делам РПЦ на Украине было 6072 храма, а в РСФСР лишь 2297. В некоторых областях Украины по 400-500 церквей, а во многих областях Поволжья, Сибири, Дальнего Востока – меньше десяти. А то и 2-4. В Курско-Белгородской епархии, например, несколько сот приходов, просто потому, что обе области были оккупированы немцами.
На начало 1946 г. было 10544 действующих храма, а в 1949 году достигнута была предельная цифра – 14477. Из этого числа 7547 было открыто за годы войны на территории, оккупированной неприятелем. 2491 храм перешёл к РПЦ от униатов, 200-300 храмов никогда не закрывались на советской территории.
Говоря об истории нашей Церкви, мы чрезвычайно широко и бездумно используем термин «возрождение» и его синонимы. Это, разумеется, тоже искажает историю нашей Церкви.
В сентябре 1943 г. генсек вызвал в Кремль трех митрополитов, побеседовал с ними и фактически превратил РПЦ МП в некий appendix советского государственного аппарата под надзором офицеров государственной безопасности. Многие авторы, ничтоже сумняшеся, именуют затею генсека возрождением Церкви. Мудрый старец митрополит Сергий, как пишет М.И. Одинцов, стоял во главе церковного «возрождения». Всевозможные повествования о возрождении РПЦ МП разбросаны по многочисленным статям М.И. Одинцова десятками. «Договорённости, достигнутые в сентябре 1943 г., выдерживались обеими сторонами всё последующее десятилетие, позволяя считать этот период временем «религиозного возрождения» в России» («Диспут», с. 145).
Профессор М.В. Шкаровский специально исследует религиозное возрождение на оккупированной территории СССР. Ту же проблему изучал профессор протоиерей Георгий Митрофанов в статье «Церковное возрождение в контексте военного конфликта двух тоталитарных режимов» («Посев», №9, 2005). Эту же тему исследовал А.А.Корнилов – «Преображение России: О религиозном возрождении на оккупированных территориях СССР. 1941-1944» (Нижний Новогород, 2000).
В марте 1953 года Сталина вынесли в Мавзолей, но РПЦ МП не прекратила своего «возрождения». «По мнению Т.А.Чумаченко, «Русская Православная Церковь в 1955-1957 гг. вновь пережила, пусть и не в полной мере, ренессанс, подобный тому, что пришёлся на середину 1940-х» (Б.А. Филиппов – «Очерки», с.465). И на той же странице в сноске: «Согласно сводному отчёту ГУЛАГа на 1 октября 1949 года количество священников по всем лагерям составляло 3523 человека».
Возрождение Православной Российской Церкви было в ХХ веке одно-единственное: Поместный Собор 1917-1918 года. Кроме того Всероссийского Собора даже отдалённых намёков на ренессанс не бывало и пока не предвидится. За Львовский Собор 1946 г. сегодня, насколько могу судить, никому из нас не стыдно.
Когда меня обучали в Московской духовной семинарии, истории РПЦ ХХ века не существовало вовсе. Потом в СССР была объявлена перестройка и гласность, и "страна с телеграфно-кодовым названием СССР" стала именоваться Российской Федерацией.
Я не историк, не политолог, не социолог, но всегда был убежден, что коммунистическая утопия неизбежно обрушится в тартарары. Однако поверить, что на той же части земного шара обнощь, по щучьему велению, возникнет демократическое государство, я никогда не мог. И не могу. Сущности сего объективного мира связаны с именующими их словами, но не определяются ими.
Опубликованные в конце прошлого века первые исследования по истории РПЦ МП, к сожалению, строились по шаблонам сталинского «Краткого курса истории ВКП (б)» - "левый уклон" (красные попы, обновленцы), "правый уклон” (контрреволюционеры, "иосифляне") и генеральная линия Московской патриархии. Так написаны, например, все книги митрополита Иоанна (Снычева), издававшиеся и переиздававшиеся в 90-е годы.
В начале 1994 года была напечатана тиражом 30 000 экземпляров книга профессора-протоиерея Владислава Цыпина. Патриарх Алексий II (Ридигер) написал хвалебное предисловие («Слово к читателю»):
"Впервые выходит в свет долгожданный курс Истории Русской Церкви, вводящий читателя в недоступную до сих пор область церковного прошлого, пережитого нашей Церковью и Отечеством в минувший 70-летний период. Многие важные стороны этого периода являлись до недавнего времени нетронутой целиной, запретной и опасной темой, и среди них - открытая и не до конца еще прочитанная страница русского исповедничества и мученичества".
"Надеюсь, что в настоящем курсе Истории Русской Церкви каждый читатель, студент или исследователь, откроет доя себя большой и ценный материал, который позволит ему полнее и глубже осознать и уяснить проявление в нашей отечественной истории путей спасительного Божественного Промысла". (Протоиерей Владислав Цыпин. История. С. 7-8)
Единственно правильная генеральная линия - это три советских митрополита - Сергий (Страгородский), Алексий (Симанский), Николай (Ярушевич). Они-то и "спасли структуру церкви" в лихие 20-е и 30-е годы. К 1939 году в 25 областях страны не было ни одного храма. На воле оставались четыре епископа. Один из них – будущий «церковный власовец».
Не было бы счастья, да несчастье помогло. В сентябре 1939 г. Гитлер и Сталин напали на Польшу. Началась Вторая мировая война. Советский Союз оккупировал Западную Украину и Западную Белоруссию, там были сотни храмов. Их тоже начали понемножку закрывать, священников ссылать, но 22 июня 1941 года гитлеровская Германия напала на Советский Союз. Это было воскресенье, День Всех святых в Земле Российской просиявших. Угораздило же злого язычника фюрера именно этот день в году выбрать.
У генсека И.В. Сталина было 2 качества, определявших всю его жизнь и всю его политику: прагматизм и цинизм. Этими же двумя качествами определялось и его отношение к церкви.
Поздно вечером 4-ого сентября 1943 года Сталин приказал доставить в Кремль «для беседы с ним» трех митрополитов. Беседа продолжалась 1 час 55 минут. Приказ Председателя Совнаркома не был спонтанным: НКГБ тщательно готовил встречу и беседу уже минимум полтора года. Так, в ночь с 4-ого на 5-ое сентября 1943 г. началось эпохальное Возрождение РПЦ МП.
Существуют три основных извода или варианта описания " исторической встречи" в Кремле.
Первый (официальный) вариант. Протокольная служебная записка присутствовавшего на приеме в кабинете Сталина государственного чиновника Г.Г. Карпова.
Второй. Описание встречи М.А.Поповским в книге "Жизнь и житие святителя Луки Войно-Ясенецкого, архиепископа и хирурга".
Третий вариант, автор А.Э. Краснов-Левитин. Его (с небольшими сокращениями) воспроизводит в своем учебнике профессор В.Цыпин.
М.А. Поповский писал, что получил информацию от А.В.Ведерникова: "Так, по крайней мере, митрополит Алексий, впоследствии Патриарх, рассказывал близкому своему человеку Анатолию Васильевичу Ведерникову. А Ведерников после смерти Алексия - автору этих строк".
Ссылка на источник информации не совсем точна. А.В.Ведерников никогда не был "близким человеком" Патриарху Алексию (Симанскому). Близким был Данила Андреевич Остапов. И этого достаточно.
Об "исторической встрече" в кабинете Председателя Совнаркома Анатолию Васильевичу рассказывал (и не один раз) митрополит Николай (Ярушевич). Много лет они были сотрудниками в Издательском отделе патриархии, митрополит возглавлял отдел. И любил похвастаться, что был принят в кабинете Вождя.
Однажды Марк Поповский привез А.В.Ведерникову свою рукопись. Анатолий Васильевич долго сокрушался: "Как Вам не стыдно, Марк, Вы исказили все, что я Вам рассказывал. «Патриарх растерялся», - пишете, - «трамваи не ходят»… Ничего подобного я не говорил". Поповский возражал, что он не историк, а писатель, «так звучит лучше», как говаривал Пушкин.
По словам профессора В.Цыпина, А.Э. Краснов-Левитин мог узнать рассказ об исторической встрече от митрополита Николая. Анатолий Эммануилович действительно знал митрополита, но о встрече ему рассказал все тот же А.В.Ведерников. Очень жаль, что историки пользуются апокрифами, пожалуй, даже сказочками, а не подлинными документами. Докладная записка Г.Г.Карпова была опубликована в журнале "Диспут" в 1992 году, книга В.Цыпина – в 1994.
Рассказ в учебнике В.Цыпина о приёме в Кремле – такая же намеренная дезинформация, как его же повествование о Соборе 1945 г., который «далеко превзошёл Собор 1917-1918 годов по авторитетности», как умолчание о подлинных инициаторах ликвидации Греко-Католической Церкви, как «открытие тысяч новых приходов во всех епархиях». В просторечии такие рассказы именуются «повествованиями о развесистой клюкве».
Существовало несколько важных внешнеполитических и внутриполитических причин, заставивших И.В.Сталина кардинально изменить отношения государства к Церкви.
Первая и самая главная причина – стратегия СССР на ближайшие годы. Исход Второй мировой войны к сентябрю 1943 года был ясен всем: Германия неизбежно терпит поражение. Вопрос только в сроках. И.В.Сталин готовился к переделу всего мира и, если возникнет необходимость, к самой главной, решающей Третьей мировой войне. Важнейший шаг подготовки к ней - отрезать потенциальному противнику доступ к богатейшим источникам нефти, любыми путями и средствами создать где-то на Ближнем Востоке свой плацдарм. Московская Патриархия поможет проникнуть и надежно закрепиться в странах арабского востока, привлечь кого-то из тамошних лидеров в союзники. Москва должна стать не только православным Ватиканом, но и православной Меккой, административным и духовным центром вселенского православия. Историки пишут о признании за Церковью определенного и положительного места в политической системе советского государства.
В первую очередь с момента восстановления церковной структуры руководство Патриархии стало рассматриваться в качестве важного и необходимого инструмента в реализации внешнеполитических гегемонистских планов Сталина и советского руководства. Существуют свидетельства того, что именно в этот период Сталин начинает разрабатывать и осмыслять новую внешнеполитическую стратегию для послевоенного мира, в котором СССР должен будет играть важнейшую роль. В это время у него рождается план превращения Москвы в центр мирового православия - идея создания "советского Ватикана". Все "уступки" в адрес Церкви, все льготы епископату будут предоставлены Сталиным именно в тот период, когда он надеется на успех своих внешнеполитических планов. И они прекращаются в тот момент, когда Сталин осознает их неудачу, пишет Б.А. Филиппов.
Иосиф Джугашвили был хоть и недоучившимся, но семинаристом. При первой же встрече с полковником НКГБ Г.Г.Карповым его интересовали очень конкретные проблемы.
"Звонил в Патриархию начальник 4 отдела III управления НКВД по борьбе с церковно-сектантской контрреволюцией полковник Г.Г.Карпов после беседы со Сталиным и по его приказу.
Г. Москва 4 сентября 1943 г.
СЕКРЕТНО
4.09.43г. я был вызван к товарищу Сталину, где мне были заданы следующие вопросы:
а) что из себя представляет митрополит Сергий (возраст, физическое состояние, его авторитет в церкви, его отношение к властям);
б) краткая характеристика митрополитов Алексия и Николая;
в) когда и как был избран в патриархи Тихон;
г) какие связи Русская православная церковь имеет с заграницей;
д) кто являются патриархами Вселенским, Иерусалимским и другими;
е) что я знаю о руководстве православных церквей Болгарии, Югославии, Румынии;
ж) в каких материальных условиях находятся сейчас митрополиты Сергий, Алексий и Николай;
з) количество приходов православной церкви в СССР и количество епископата.
После того, как мною были даны ответы на вышеуказанные вопросы, мне было задано три вопроса личного порядка:
а) русский ли я;
б) с какого года в партии;
в) какое образование имею и почему знаком с церковными вопросами". («Диспут» №3. М., 1992. С. 146)
Вторая причина изменения государственно-церковных отношений. Тактика, но тоже очень важно. Английские войска воевали в 1943 г. в Африке, старались не допустить Германию к источникам нефти, но Сталину было необходимо убедить союзников открыть второй фронт в Европе. Приближалось время Тегеранской конференции (28.11.1943 - 01.12.1943). Необходимо было помочь президенту США Ф.Д. Рузвельту и премьер-министру Великобритании сэру У. Черчиллю убедить граждан своих государств, что в СССР соблюдаются хоть какие-то права человека, в первую очередь - свобода совести. Что СССР все же лучше гитлеровской Германии, в чем многие граждане этих стран-союзниц сомневались.
К началу Второй мировой войны имидж «Страны Советов» был неважным. Ни о каком серьезном союзе уважающих себя правительств демократического Запада с такого рода государством не могло быть и речи. "Уолл-стрит джорнэл" осудила поездку Гарри Гопкинса с этой целью в Москву (сентябрь 1941 г.) заявив, что "оказывать помощь России - значит бросать вызов нравственности". Решающее значение для изменения имиджа имела политика по отношению к Церкви. Именно под лозунгами защиты христианских ценностей от безбожного большевизма началась гитлеровская пропагандистская кампания после нападения на СССР». (Б.Филиппов, с. 406)
В той же "докладной записке" о приеме в кабинете Сталина полковник Г.Г.Карпов писал: "После этого Сталин, обращаясь к митрополитам Сергию, Алексию, Николаю, сказал им: " Вот мне доложил т. Карпов, что Вы очень плохо живете: тесная квартира, покупаете продукты на рынке, нет у Вас никакого транспорта. Поэтому Правительство хотело бы знать, какие у Вас есть нужды и что Вы хотели бы получить от Правительства".
В ответ на вопрос т. Сталина митрополит Сергий сказал, что в качестве помещений для патриархии и для патриарха он попросил бы принять внесенные митрополитом Алексием предложения о предоставлении в распоряжение патриархии бывшего игуменского корпуса в Новодевичьем монастыре, а что касается обеспечения продуктами, то эти продукты они покупают на рынке, но в части транспорта просил бы помочь, если можно, выделением машины.
Тов. Сталин сказал митрополиту Сергию: "Помещения в Новодевичьем монастыре т. Карпов посмотрел: они совершенно неблагоустроены, требуют капитального ремонта, и чтобы занять их, надо еще много времени. Там сыро и холодно. Ведь надо учесть, что эти здания построены в XVI в. Правительство Вам может предоставить завтра же вполне благоустроенное и подготовленное помещение, предоставив вам 3-этажный особняк в Чистом переулке, который занимался ранее бывшим немецким послом Шуленбургом. Но это здание советское, не немецкое, так что Вы можете совершенно спокойно в нем жить. При этом особняк мы Вам предоставляем со всем имуществом, мебелью, которая имеется в особняке, а для того, чтобы лучше иметь представление об этом здании, мы сейчас Вам покажем план его."
Через несколько минут представленный т. Сталину т. Поскребышевым план особняка по Чистому переулку, дом 5, с его подворными постройками и садом был показан для ознакомления митрополитам, причем было условлено, что на другой день, 4 сентября, т. Карпов предоставит возможность митрополитам лично осмотреть указанное выше помещение.
Вновь затронув вопрос о продовольственном снабжении, т. Сталин сказал митрополитам: "На рынке покупать Вам продукты неудобно и дорого, и сейчас продуктов на рынок колхозник выбрасывает мало. Поэтому государство может снабжать Вас продуктами по государственным ценам. Кроме того, мы завтра-послезавтра предоставим в ваше распоряжение 2-3 легковые машины с горючим". («Диспут» №3, с. 150-151).
По мысли Сталина, когда новоизбранный патриарх Сергий пригласит в Москву делегацию Англиканской церкви и когда англичане увидят, что советские митрополиты ездят в правительственных лимузинах, живут в особняке Ф.В. фон Шуленбурга, у них не будет ни тени сомнения, что православная церковь в СССР свободна.
Третья причина, заставившая Сталина беседовать с митрополитами. Вопрос о религиозной политике Третьего рейха выходит за рамки этой статьи, но общеизвестно, что на оккупированной территории стихийно были открыты тысячи православных храмов. Запрещалось открывать только храмы обновленцев, духовенство которых гитлеровцы считали ставленниками большевиков. Ведомство Й.Геббельса постоянно твердило, что германская армия пришла даровать народам СССР похищенные большевиками права и свободы, в том числе и свободу совести. И.Сталин не желал дарить Гитлеру такую козырную карту. В целях контрпропаганды ведомство Л.П.Берии срочно подготовило и выпустило книгу "Правда о религии в России". В книге говорилось, что в СССР процветает свобода совести, что за годы советской власти ни один человек не пострадал за свои религиозные убеждения, а немцы - варвары и враги христианства, они устраивают в храмах конюшни, поганят и взрывают церкви, убивают священнослужителей. Предисловие к книге написал митрополит Сергий, главным редактором был назван митрополит Николай. Книга была издана на нескольких языках и почти весь тираж (50 000 экземпляров) был распространен за границей.
Четвертая причина. Культ Вождя. Идеологическим фундаментом коммунистического режима в СССР в 40-е годы все более и более явно становился культ государственности, культ руководителя Советской России – Большого Брата, культ того, что когда-то постоянный обитатель Мавзолея именовал "великодержавным шовинизмом". С середины 1940-х гг. подразумевалось и намекалось, что в СССР реставрируется Российская империя. Возвращались золотые погоны, генералы, ордена "крепостников" - Суворова, Кутузова, министры, академия художеств и прочие атрибуты Российской империи. Для полной легитимации режима требовались и государственные чиновники в рясах, клобуках, с крестами и панагиями. Их экзотические наряды великолепно украсят и трибуны у Мавзолея в день Парада Победы, и залы Кремля на приемах.
Остававшихся на свободе священнослужителей продолжали арестовывать и расстреливать, но высших иерархов, кремлёвскую номенклатуру, Сталин старался купить и приручить. Он был очень умным и практичным политиком, все годы своего правления великолепно играл на человеческих слабостях. Не случайно один из восьми вопросов, заданных тов. Г.Г.Карпову на Ближней даче, был вопрос о материальных условиях жизни трех митрополитов - Сергия, Алексия и Николая. И восточных патриархов, которые изволили пожаловать на Собор 1945 г., не забыл по-царски наградить.
Сталин никогда не сомневался, что убить, купить и обмануть можно любого человека в мире, без исключения. Вопрос лишь в стоимости каждой акции: стоит ли игра свеч.
Патриарх Тихон умер 7 апреля 1925 года. Более 18 лет Церковь жила без законного Первоиерарха. В кабинете Председателя Совнаркома проблема была решена за считанные минуты. Не без приятности, с улыбкой, с шуткой о большевистских темпах, которая достойно вошла в историю Церкви.
Вряд ли кто-то сомневается, что вопрос об «избрании» Патриарха был решен не только до Собора 8.09.1943, но даже и до «исторической встречи» в Кремле. Книгу о Патриархе Сергии М.И. Одинцов начинает прологом:
«…В точно назначенный срок Карпов входил в дом. Дежурный молча открыл дверь и провел его в кабинет. В глубине, за столом, сидел Сталин. Подняв голову на звук открываемой двери, он сосредоточенно смотрел на вошедшего. Затем рукой показал на один из стульев. — Товарищ Карпов, — сразу начал хозяин кабинета, — в правительстве есть мнение нормализовать отношения с православной церковью и дать согласие на избрание патриарха. Кроме того, создать при правительстве специальный орган по связям с будущим патриархом. Каково ваше мнение?
— Товарищ Сталин, по первым двум вопросам — согласен. Но по последнему предложению не готов дать ответ. Может, это будет отдел по делам культов при Верховном Совете СССР?
— Не готовы… А мы… — Сталин повел головой в сторону, и только сейчас Карпов увидел сидящих у стены Л. П. Берию и Г. М. Маленкова, — выдвигаем вас в качестве руководителя этого органа. Ну что же, будет так. При Совнаркоме образуем Совет по делам Русской православной церкви. Кстати, — Сталин заглянул в лежащий перед ним листок, — Георгий Григорьевич, вы русский?
— Да.
— В партии давно?
— Более двадцати лет.
— Хорошо, хорошо… Так вы согласны с новым назначением?
— Я солдат партии и народа. Выполню все, что будет поручено.
— Раз так, давайте свое первое предложение. Кто будет у нас патриархом?
Карпов достал из папки пакет и, передавая Сталину, четко и громко произнес:
— Сергий, митрополит Московский!» (М.Одинцов. Патриарх Сергий. ЖЗЛ. М., 2013. С. 6-7)
Эффектно, но не правдоподобно: вопросы о номенклатурных единицах такого уровня Сталин решал, не обращаясь к полковникам.
Сам Г.Карпов пишет в секретной «Записке»:
«Т. Сталин спросил:
а) как будет называться патриарх,
б) когда может быть собран архиерейский Собор,
в) нужна ли какая помощь со стороны Правительства для успешного проведения Собора (имеется ли помещение, нужен ли транспорт, нужны ли деньги и т.д.)
Сергий ответил, что эти вопросы предварительно ими между собой обсуждались и они считали бы желательным и правильным, если бы Правительство разрешило принять для патриарха титул «патриарха Московоского и всея Руси», хотя патриарх Тихон, избранный в 1917 г. при Временном правительстве, назывался «патриархом Московским и всея России».
Тов. Сталин согласился, сказав, что это правильно.
На второй вопрос митрополит Сергий ответил, что архиерейский Собор можно будет собрать через месяц, и тогда т. Сталин, улыбнувшись, сказал: «А нельзя ли проявить большевистские темпы». Обратившись ко мне, спросил моё мнение, я высказался, что если мы поможем митрополиту Сергию соответствующим транспортом для быстрейшей доставки епископата в Москву (самолётами), то Собор мог бы быть собран и через 3-4 дня.
После короткого обмена мнениями договорились, что архиерейский Собор соберётся в Москве 8 сентября». («Диспут», с. 148)
Большевистскими темпами (за один час 55 минут) возродили РПЦ МП. Большевистскими темпами собрали архиерейский собор (19 епископов, большинство - поездами и самолетами, некоторых прямо из тюрем и лагерей). Большевистскими темпами избрали патриарха. По-большевистски отвергли «яко не бывшие» деяния Поместного собора 1917-1918 годов. Впрочем, все последующие советские патриархи тоже избирались по-большевистски, с нарушениями правил того собора. С 1927 г. все патриархи, все постоянные члены Священного Синода, все ответственные чиновники РПЦ МП неизменно назначались как и прочие номенклатурные единицы в СССР. Решения принимались в Кремле, на Старой площади и на Лубянке. Роль самих иерархов, даже самых высокопоставленных, была близка к нулю.
С радостью соглашусь со всеми, кто утверждает, что в сентябре 1943 г. РПЦ МП пережила Возрождение, а в 1945 – Воскресение. Но что же в таком случае застой, стагнация, деградация?

  • 1
Большевистский - от слова "большевист"? От слова "большевик" прилагательное будет "большевицкий". Или у нас скоро будут и "казастские атаманы"?

Отличная статья. Вам надо писать историю российской церкви ХХ века.

Помоги вам Христос!

Впечатляет. Но какую же растерянность должно было испытывать церковное руководство в годы перестройки: нас создали и кинули! И ужас в том, что безбожной правительственной структуре гораздо проще простятся враньё и двуличие, чем структуре, по сути своей призванной служить правде и истине, и быть их олицетворением. Но если чрезвычайный этот конфуз до сих пор не преодолён, значит игра продолжается и тянется повествование о "развесистой клюкве"...

  • 1
?

Log in

No account? Create an account